political writings

Français    English    Italiano    Español    Deutsch    عربي    русский    Português

Свидетельства палестинцев
« После вывода поселений ЦАХАЛ применяет тяжелую артиллерию против жителей Газы»

Широко разрекламированный израильскими службами по связям с общественностью уход поселенцев из сектора Газа совсем не предвещает возобновление процесса мирного урегулирования, а наоборот, говорит об усилении репрессий. Разделение израильского и палестинского населения позволяет Цахалу действовать без церемоний. По приказу премьер-министра Ариэля Шарона и с согласия президента Абу Мазена кандидаты движения Хамас либо снимаются с парламентских выборов, либо уничтожаются. Население, избавившись от контроля внутренних блокпостов, подвергается обстрелам тяжелой артиллерии по всему городу. Сильвия Каттори взяла интервью у одного из жителей Газы.

3 октября 2005

Сильвия Каттори : Все повстанческие группировки договорились с палестинским руководством о прекращении с 24 сентября 2005 года военных демонстраций. То есть состоявшаяся в эту пятницу демонстрация была последней, и она окончилась кровавым инцидентом. Кто, по-вашему, несет за это ответственность?

Тарик : Мы полностью уверены, что виноват Израиль. В шествии приняло участие около тысячи активистов Хамас. Их приветствовало 20 тысяч человек, когда в джип было выпущено несколько ракет, погибло 19 человек, 24 человека получили ранения, повергнув в ужас все население Газы.

Сильвия Каттори : Может ли движение Хамас доказать, что выпущенные ракеты принадлежали израильтянам ?

Тарик : Доказательств множество: над местностью кружили беспилотные самолеты и вертолет Апачи. Информация о том, что джипы перевозили ракеты Кассам, вымышлена. Если бы, как утверждает Израиль, взрыв произошел в машине, стекла джипа были бы разбиты, а они остались целыми. Кроме того, перед взрывом люди услышали типичный свист, предшествующий каждой ракетной атаке. Низар Райан, представитель Хамас продемонстрировал во время пресс-конференции электронный чип, найденный на теле одной из жертв. Еще на двух чипах, обнаруженных позднее, были выбиты серийные номера и дата изготовления на иврите. Что касается ранений пострадавших, то порезы очень четкие, как будто сделанные лезвием бритвы. Эти раны типичны: если ракета попадает в верхнюю часть туловища, то разрезает руки, грудь, голову, если попадает в землю, - отрезает ноги. Жертвы были разрезаны на кусочки.

Сильвия Каттори : Центральный комитет Фатха неоднократно повторил, что вся ответственность лежит на движении Хамас.

Тарик : Поведение наших властей в данной ситуации поражает. Растущая популярность Хамас не нравится тем члена Фатха, которые боятся потерять свои привилегии. Сразу же после этого массового убийства официальный представитель МВД Абу Кусса подтвердил, что речь идет о внутреннем инциденте в рядах Хамас. Знайте, что здесь никто никогда не доверял этому человеку. Прежде чем сделать какие-либо заявления члены палестинского руководства должны были приехать и на месте разобраться в ситуации. А палестинское руководство не знает, что предпринять, чтобы ослабить Хамас, и идет на соглашение с Израилем. Такова ужасная реальность. Вот почему, вместо того, чтобы осудить убийственные атаки Израиля, палестинские власти поспешили обвинить Хамас.

Сильвия Каттори : Почему вы так думаете ?

Тарик : Впереди выборы; все, что сейчас говорят и делают палестинские власти, должно рассматриваться с этой точки зрения. Стратегия Абу Мазена заключается в придании происходящему видимости демократии с одновременными действиями по выводу главного конкурента из игры. Не говоря уже об Израиле, где все политические силы объединились, чтобы не допустить до выборов кандидатов движения Хамас и ликвидировать сопротивление. Абу Мазену только на руку, что Израиль затеял грязную игру и уничтожает активистов Хамас вместо него. И ему неважно, что это лишь увеличивает наши страдания.

Сильвия Каттори : После ужасной катастрофы, произошедшей в пятницу, палестинцы погружены в состояние ужаса: аресты и убийства на западном берегу реки Иордан, точечные удары, перекрытые дороги и мосты, разрушенные до основания дома и школы в Газе. Все эти погромы призваны саботировать выборы?

Тарик : Это очевидно! Эта операция была задумана для того, чтобы не допустить до выборов членов Хамас. Израильская армия при поддержке спецслужб Shin Beth уже похитила больше кандидатов, чем Хамас мог выдвинуть на выборы. Хассан Юссеф, один из руководителей Хамас, участвует в этой облаве, в результате которой за несколько дней было арестовано более пятисот палестинцев. И такая ситуация продолжится. Больше никто не может проникнуть или выйти из сектора Газа. Население в панике. Когда сверхзвуковые самолеты пролетают на низкой высоте, преодолевая звуковой барьер, женщины и дети находятся в невыразимом ужасе: шум настолько невыносим, что разбиваются стекла зданий. Женщины и дети погружаются в состояние травматического стресса, и часто им необходима госпитализация. Когда ракеты врезаются в здания, начинается настоящая истерия. Лагерь беженцев Джабалийя, в которой я живу, расположен на самом севере Газы и становится второй целью израильских атак после города Бейт-Ханон. Для нас риск быть ранеными или убитыми составляет 90%, для жителей Бейт-Ханона – 100%. То есть риск того, что убьют или ранят моих семерых детей, очень высок. Ночью они в ужасе прижимаются ко мне, вздрагивая, когда все начинает дрожать от шума F-16.

Сильвия Каттори : На ваш взгляд, все, что сейчас происходит в Палестине, напрямую связано с выборами в январе 2006 года?

Тарик : Да, все крутится вокруг этих выборов. Нападения израильтян нацелены на уничтожение, аресты и убийства наших самых ценных и честных людей.

Сильвия Каттори : Как связаны некоторые из арестованных в субботу на западном берегу реки Иордан с ракетными ударами, совершенными боевиками Хамас с территории сектора?

Тарик : Именно в этом состоит доказательство того, что операция, которую Израиль называет «Первый дождь», была запланирована долгое время назад. Израиль цинично заявил, что за нею последует множество артиллерийских «дождей». Днем и ночью они отравляют нас своими F-16, которые летают на низкой высоте, преодолевая звуковой барьер.

Сильвия Каттори : Испытывали ли вы раньше страх перед F-16 ?

Тарик : Нет. Это началось после массового убийства, совершенного Израилем в пятницу. Этот нестерпимый звук самолетов для нас нечто новое.

Сильвия Каттори : Какой сигнал посылает вам Израиль ?

Тарик : После вывода поселений из сектора Газа внутри Ликуда началась война. Нетаньяху обвиняет Шарона в предательстве. А мы – пешки в войне между этими двумя. Шарон показал, что способен покончить с несогласными в секторе Газа, и это позволило ему одержать победу над Нетаньяху.

Сильвия Каттори : Эта война затрагивает всех жителей Газы, а не только активистов Хамас. Члены движения Джихад также подвергаются арестам или уничтожаются точечными ударами. Размах репрессий вас удивил?

Тарик : Для нас вывод поселений не означал конец атак израильской армии. Мы почувствовали, что напряженность растет, как со стороны палестинского руководства, так и со стороны Израиля. Это произошло после впечатляющего успеха движения Хамас на местных выборах в Газе. С тех пор мы знали, что израильская армия готовит массовую атаку на Хамас и ожидает лишь подходящей возможности для ее начала.

Сильвия Каттори : Может быть Хамас не нужно было наносить ответный удар по Израилю?

Тарик : Израиль воюет с нами начиная с 1948 года. Он не ожидал, что мы воспротивимся нашему убийству. Движения сопротивления полностью выполнили условия перемирия. Израиль же не раз нарушал их. Наши активисты не реагировали на это. Израиль всегда сверх меры использовал силу, зная, что палестинские ракеты не приносят большого ущерба.

Сильвия Каттори : Поддерживают ли жители Газы действия Хамас, даже если за это надо платить дорогую цену?

Тарик : Палестинцы считают, что Хамас действует в их интересах, для их безопасности. Они очень уважают это движение. 26 сентября представители движений Хамас и Джихад объявили, что прекращают все атаки на израильскую территорию, производимые из сектора Газа. Но Израиль ни в чем не изменил свою стратегию ужаса и продолжает выполнять все запланированное.

Сильвия Каттори : Извлекли ли какую-то выгоду палестинские власти из того, что обвинили Хамас в массовом убийстве 23 сентября?

Тарик : Никакой. Ни палестинским властям, ни Израилю не удалось уменьшить популярность Хамас.

Сильвия Каттори : Понимает ли население Палестины, что руководители автономии ввязались в борьбу за власть?

Тарик : Здесь никто никому не доверяет. Народ чувствует себя брошенным. Никогда не знаешь, что может произойти в следующую минуту. На кого еще можно положиться? Когда несколько недель назад убили Муссу Арафата, где было палестинское руководство? Нужно отметить, что дом Арафата находился недалеко от здания службы превентивной безопасности и дома Абу Мазена. Он был расположен в жилом квартале, куда невозможно проникнуть, в роскошном квартале для очень важных персон, находящимся под неусыпным наблюдением. Почему службы превентивной безопасности ничего не заметили? Потому что Мусса Арафат находился в списке тех, кого должны были уничтожить в рамках этой борьбы за власть. Однако министр внутренних дел воспользовался этим убийством, чтобы возложить ответственность на движения сопротивления и повторить, что ситуацией нестабильности руководят «незаконные» вооруженные группировки. Но я могу вам сказать, что совсем не вооруженные активисты создают беспорядок и запугивают палестинцев, а представители нашей новой превентивной полиции, обученные в ЦРУ и финансируемые США. В действительности проблему создает оружие служб превентивной безопасности.

Сильвия Каттори : Почему ?

Тарик : Достаточно того, чтобы самый обычный человек слегка повысил голос, и палестинский полицейский вытаскивает пистолет и стреляет в него. Нашей безопасности угрожают совсем не люди Хамас, жертвовавшие собой для защиты народа все эти годы, когда палестинского руководства не существовало. Нам угрожают те люди, что все это время прятались и не делали ничего, чтобы защитить тех, кто находился в опасности, те, кто из каждой удобной возможности стремился извлечь личную выгоду. Вы должны знать, что для защиты свободы жертвуют собой самые достойные люди, а плоды пожинают предатели.

Сильвия Каттори : Чего вы еще ждете от своих властей ?

Тарик : Мы надеемся, что палестинское руководство и Фатх перестанут осуждать акты сопротивления, ведь наш народ продолжает страдать от оккупации. Мы надеемся, что Абу Мазен пересмотрит свою позицию и отвергнет идею разоружения активистов, до тех пор, пока нашу землю будет продолжать оккупировать Израиль. Мы также надеемся, что он пойдет демократическим путем и позволит народу выразить свое мнение и самому решить, кто будет действовать от его имени. Мы надеемся, что местные власти займутся интересами народа, а не своими собственными.

Сильвия Каттори : Если я вас правильно поняла, вы утверждаете, что законность на стороне тех, кто не отказался от борьбы. Вы упрекаете палестинское руководство и Фатх в отстранении от борьбы, которую палестинский народ ведет уже долгое время.

Тарик : В течение пяти лет Интифады палестинское руководство никогда не защищало свой народ. Эта власть утратила смысл. Палестинцы остались в одиночестве перед танками, разрушениями, постоянными арестами. Наши власти требуют от нас соблюдения соглашений Осло и принятия Дорожной карты! Их манера идти на уступки за нашей спиной в обмен на несколько преимуществ, поездок, какой-то престиж и т.д. нам отвратительна. Они не являются нашими официальными представителями, не имеют права говорить от нашего имени. Пусть проваливают. Они не живут ни в Рафахе, ни в Хеброне, ни в Наплузе.

Сильвия Каттори : Но как можно сопротивляться столь хорошо вооруженной армии ?

Тарик : Чем больше будет атак, тем хуже. Нам все равно, что они делают, пусть мы и напуганы тем, что нам предстоит пережить. Для нас главное – никогда не отказываться от своих законных прав.

Сильвия Каттори : Неужели вы не получили никакой выгоды из вывода поселений ?

Тарик : Поселений больше нет, но Израиль не убрался с нашей территории. Он лишь отодвинул свои танки на несколько сотен метров, вот и все. Израиль контролирует сухопутные, морские и воздушные границы. Единственное, что для нас изменилось, - это то, что убрали блокпосты. Теперь мы можем за час доехать из Джабалии в Рафах, не встречаясь с израильскими солдатами, а раньше нужно было ждать иногда целый день и так и не попасть туда. Но Газа по-прежнему полностью окружена. Палестинское руководство ничего не контролирует, на сегодняшний день оно ничего не получило. Граница вдоль “Оси Филадельфия» находилась под египетско-палестинским контролем лишь неделю. Семьи, не видевшие друг друга в течение десяти лет, могли переходить с одной стороны на другую. Израиль вновь взял границу под свой контроль и, начиная с пятницы, заблокировал вход и выход. И с той и с другой стороны люди оказались заперты.

Сильвия Каттори : Как вы можете объяснить тот факт, что израильская армия продолжает арестовывать людей на западном берегу реки Иордан и еще никого не арестовала в секторе Газа, откуда и производились ракетные выстрелы?

Тарик : В Газе все по-другому. На западном берегу города изолированы друг от друга, как острова. Солдаты могут окружить их, а потом прочесывать дом за домом. А в Газе израильская армия боится заходить в кварталы, даже будучи вооруженной до зубов, т.к. знает, что встретится с ожесточенным сопротивлением. Активисты могут с легкостью ускользнуть. Поселения разбросаны по всему сектору Газа, города связаны друг с другом. Израильские солдаты атакуют наши кварталы вслепую, на расстоянии, с помощью танков и самолетов. В настоящее время они окружают нас большими танками, вооруженными пушками. Это те самые огромные пушки, которые Израиль расставил в южном Ливане. Их дальность составляет 80 километров. Выстрелив с севера Газы, можно поразить Рафу. Если они войдут в сектор Газа, это будет означать последний этап. Так как в зоне больше нет израильских поселений, которые можно случайно задеть, теперь они могут использовать тяжелую артиллерию, истребители и пушки.

Сильвия Каттори : Что вы испытываете по отношению к тем, кто обязан защищать детей и беззащитных людей, но бросает палестинцев на произвол судьбы? Кофи Аннан ограничился тем, что призвал стороны «сдерживаться» и выполнять взятые на себя обязательства, как будто Палестина и Израиль одинаково вооружены.

Тарик : Когда Шарон отдает приказ о ракетном обстреле, в результате которого уничтожается целый густонаселенный квартал, мир воспринимает это как самооборону. А когда наши бойцы атакуют израильтян, мир считает их «террористами». Я заявляю Кофи Аннану, что обвинять нужно не активистов Хамас. Именно от израильтян ООН должна требовать «выполнения обязательств». Израиль уничтожает нас, но именно от нас, слабой стороны, требуют новых усилий. Но давить нужно не на нас, а на Израиль. Мы так страдаем, потому что все, кто как Кофи Аннан занимают властные посты, боятся выступать против Израиля, чтобы не оказаться на улице.

Сильвия Каттори : Что бы вы сказали всем участникам движений солидарности, выступающих в вашу пользу?

Тарик : Я уважаю эти движения. Но я считаю, что они не совсем понимают смысл нашей борьбы. Если эти движения действительно стремятся помочь нам, они должны сначала понять, в чем состоят истинные интересы палестинского народа. Они никогда не шли навстречу руководству движения Сопротивления, а всегда выбирали сторону Рамаллы и неправительственных организаций, связанных с палестинским руководством, игнорируя борющийся народ.

Сильвия Каттори : Вы хотите сказать, что, на ваш взгляд, Палестина разбита на два лагеря: лагерь властей, ведущий переговоры с Израилем и играющий в дипломатическую игру, ни коем образом вас не касающуюся, и лагерь народа, тех, кто отказывается от самой идеи переговоров до полного прекращения оккупации?

Тарик : Именно так. Финансовая помощь извне не доходит до цели. Дарители кладут деньги не в тот карман. Им стоит проанализировать ошибки прошлого и стать более внимательными в помощи достойным людям. Мы можем понять нежелание помогать движениям, которые Израиль занес в черный список, ведь они боятся обвинений в помощи «террористам». Но с другой стороны, финансовая помощь, предоставляемая официальным представителям, идет в карманы тех, кто ее не заслуживает. Лучше уж вообще ничего не давать.

Сильвия Каттори : Состоите ли вы в какой-нибудь партии ?

Тарик : Я не состою ни в какой партии. Я обычный гражданин, который страдает от всего, что происходит вокруг него. Когда Хамас предпримет ответные удары по Израилю, я буду страдать от репрессий, которые Израиль введет против моего народа. Я представитель своего народа. Я полностью солидарен как с его страданиями, так и с его борьбой.

Сильвия Каттори : Шарон заявил, что точечные удары против членов движений Джихад и Хамас будут продолжаться. Он не скрывает своего стремления «искоренить» Сопротивление. Удастся ли ему это?

Тарик : Нет, никогда.

Сильвия Каттори : Шин Бет, однако, работает очень эффективно. Не доказывают ли эти точечные удары, что вас повсюду окружают шпионы, что слежка идет за каждым активистом, что Израиль может нанести удар туда, куда хочет, и по тому, по кому хочет?

Тарик : Израиль эксплуатирует слабость людей, злоупотребляет их бедностью. Он может использовать все способы, чтобы принудить наиболее обездоленных палестинцев сотрудничать. Все наши улицы контролируются шпионами, что лишь доказывает, что несмотря на все свои военные технологии, Израилю не удается захватить тех, кого он ищет в Газе. Израиль вынужден прибегать к помощи осведомителей, жестами указывающих на цель. Больше никто из активистов и политических и военных руководителей не передвигается на машине и не проводит более трех часов в одном месте.

Сильвия Каттори : Но разве такая жизнь не невыносима ?

Тарик : Несмотря на все технологическое превосходство израильской армии, ей не удастся изменить наш менталитет. Мы перенесем все. Мы продолжим жить, несмотря ни на что. Палестинский народ знает, что земля Палестины священна и пожертвует своей жизнью, чтобы освободить ее от захватчиков.

Silvia Cattori

Беседа записана Сильвией Каттори 28 сентября 2005 года, специально для Réseau Voltaire. Тарик – палестинец, живущий в лагере беженцев. Ему 35 лет, у него нет высшего образования. Ему повезло, у него есть небольшой заработок, чтобы кормить свою семью