political writings

Français    English    Italiano    Español    Deutsch    عربي    русский    Português

Таним Шаер : "Мой отец - не террорист"

.

28 августа 2006

Сильвия Каттори: Вы были там, когда 30 израильских военных машин окружили ваш дом и увезли г. Шаера? Какой предлог израильские солдаты использовали, чтобы оправдать это похищение, и что г. Шаер отвечал им?}

Таним Шаер: Было четыре часа утра , когда израильские солдаты окружили наш двухэтажный дом и начали стучать в двери, разбудив наших соседей. Я открыла дверь, офицер приказал всем выйти из комнат, он даже сказал моей матери разбудить мою 9-летнюю сестру и 7-летнего брата, несмотря на раннее утро. Офицер допрашивал моего отца о его работе и роде занятий, и мой отец ответил: "Я - Министр просвещения и Высшего образования, и моя работа - управлять школами и университетами в Палестине."
После того, как офицер посмотрел удостоверение личности моего отца, чтобы убедиться, что он является именно тем человеком, офицер и примерно шесть-семь солдат приказали моим братьям, сестрам и мне оставаться в гостиной с тремя другими солдатами, которые уставили на нас свои винтовки. Солдаты повели моих родителей по другим комнатам, чтобы найти какие-нибудь доказательства, которые могут служить против моего отца в их расследовании. Но, так как мой отец - честный человек, они не нашли ничего против него.
После этого офицер, ничего не объясняя и не сообщяя куда именно они его уводят, сказал моей матери, что отец должен пойти с ними. Но самое ужасное было то, что когда они вышли из дома, мы просмотрели в окно и увидели, что израильские солдаты перед тем, как посадить отца в машину, надели ему повязку на глаза и связали руки позади спины.

Сильвия Каттори: Неизвестное всему миру до того дня, лицо г. Шаера внезапно появилось на экранах телевизоров и в газетах по всему миру. Израильский военный представитель объявил эту операцию частью "борьбы против террористической организации Хамас". Ваша семья направляла какую-нибудь жалобу израильскому правительству, которое предполагает, что г. Шаер мог быть членом "террористической организации"?

Таним Шаер: Мой отец, Назер Шаер, известен как человек, придерживающийся нейтральных взглядов в политике. Он вошел в правительство как независимый человек, затем был выбран министром нового палестинского правительства. Мой отец - образованный человек, имеющий кандидатскую степень, прежде он преподавал в Университете. Он согласился на это положение, так как хотел улучшить ситуацию в Палестине и позволить людям получить хорошее образование, поэтому сейчас он Министр Просвещения и Высшего образования. Не только моя семья, но и все жители Палестины, знают, что мой отец не террорист и не член Хамаса.

Сильвия Каттори: агентство Франс Пресс, например, написало: "израильские солдаты арестовали (...) Назера Шаера, члена Хамаса". И все СМИ повторили это. Вы просили, чтобы агентство Франс Пресс исправило это неправильное утверждение?

Таним Шаер: Я хотела бы напомнить всем СМИ, информирующим о событиях в Палестине, что главное правило журналистики состоит не в том, чтобы принять чью-либо сторону, а в том, что каждый журналист должен быть честным, освещая события во всем мире и должен выслушать все стороны, участвующие в конфликте. Но здесь, в Палестине, большинство СМИ слышит только израильское правительство, не беспокоясь о другой стороне, палестинской. Если такие СМИ действительно настоящие, то они должны знать об этике журналистики. Я полагаю, что, если бы эти агентства интересовались Назером Шаером, то им стало бы ясно, что все, что Израиль говорит о нем - абсолютная ложь и служит только предлогом для его похищения. Мой отец известен не только в арабских, но и в западных странах. Я призываю всех, кто пишет о моем отце со слов правительства Израиля, узнать больше о моем отце и прочитать его книги о мире и соседствующих религиях.

Сильвия Каттори: Можно ли назвать это задержание с жестоким обращением нормальным законным арестом?

Таним Шаер: "Арестован" - слово, которое употребляют говоря о преступнике, который нарушил закон или выполнил акт, нарушающий безопасность и спокойствие других людей. Но такое описание не соответствует действиям моего отца и его личности. Также известно, что мой отец стал министром в результате выборов, которые были признаны международными обозревателями, в том числе американскими, абсолютно законными и честными. Это обстоятельство обеспечивает моему отцу и всем его партнерам в правительстве и Законодательном совете звание законных министров, которые имеют правовую защиту согласно международному праву. Поэтому задержание моего отца в 4 часа утра является похищением, а не законным арестом, как это пытается представить Израиль. Поэтому я утверждаю, что Израиль не считается с мировыми законами и пойдет на убийство и похищение любого палестинца. Я считаю, что на такие действия нельзя закрывать глаза.

Сильвия Каттори: г. Шаер в последнее время предпринимал меры безопасности? Ваша семья впервые сталкивается с такой проблемой ? С тех пор как похитили вашего отца, что-нибудь известно о нем? Где он находится, как с ним обращаются?

Таним Шаер: Мой отец начал принимать меры предосторожности, когда израильские солдаты похитили других министров из Рамаллы. В течение недели он жил вне дома и постоянно переезжал, когда получал сведения о том, что израильские солдаты снова в городе. Тем не менее каждый день он ходил в Министерство и продолжал работать. Но это длилось недолго, через неделю отец вернулся к обычной жизни, спал дома с семьей и по прежнему непрерывно работал. Мой отец всегда говорил нам, что главная задача Израиля состоит в том, чтобы помешать палестинцам свободно жить, и ради этого они способны на все, даже на похищение. Он считал, что он абсолютно свободен и не сделал ничего такого, что может сыграть против него в случае заключения в тюрьму Израилем, поэтому ему нет нужды прятаться или убегать. Зачем ему это? Все, что он делает, получает одобрение во всем мире и он всегда готов доказать свою правоту.

Мой отец ранее уже был похищен 7-ого октября 2005, и Израиль объяснил это тем, что мой отец собирался управлять выборами вместе с Хамасом. Но все их доводы оказались ложными, основанными на слухах, и им пришлось отпустить моего отца за неимением доказательств его вины.
Что касается местонахождения моего отца, он сейчас в тюрьме Кфар Иона (Kfar Yona). Это тюрьма для израильских преступников. Они поместили его одиночную камеру без окон, 1 м в длину и 2 м в ширину. Там нет освещения и ни одного человека, который говорил бы по арабски. Пища, которую ему дают абсолютно непригодна для еды. У него нет телевизора, радио, книг. Он даже не знает который сейчас час и какой сегодня день. Что касается обращения с ним, то ко всем палестинцам в тюрьмах Израился относятся плохо. Какое отношение может быть к человеку, помещенному в такие ужасные условия! В четверг, 24-ого августа дело отца было рассмотрено и отложено до конца месяца, так как израильские спецслужбы не смогли найти никаких фактов его вины, помимо того, что он пробыл в тюрьме 6 дней без начала расследования.

Сильвия Каттори: Увидеть батальон израильских солдат, вторгшихся в Рамаллу, чтобы убить и похитить людей, обычное событие в Палестине. Но похищение правительственного министра - нечто вызывающее. Как отреагировала дипломатия? Кто выступал против Израиля в похищении г. Шаэра?

Таним: Против похищения моего отца выступило много арабских, европейскими и исламских государств. Египет, Иордания, Катар, и другие арабские страны выступили против, а Франция была первой европейской страной, выступившей против этого акта и считающей его полностью недопустимым.

Silvia Cattori